Закрыть
Войдите используя аккаунт ДП:
Запомнить меня
Вы можете войти как участник:

Мы вышлем его на почту:

Алексей Пёвхёнен: "Отстоять интересы независимого рынка"

09.04.12

Беседовал: Сергей Тынку

Наш собеседник - Алексей Пёвхёнен, Директор НП «АДАК» (Ассоциация Дистрибьюторов Автомобильных Комплектующих — некоммерческая организация, объединяющая дистрибьюторов и поставщиков независимого вторичного рынка авто запчастей.). И мы беседуем о том, чем занимается структура, которую представляет Алексей, чьи представляет интересы и кому может быть полезна своею деятельностью. 

Давайте для начала поговорим непосредственно об АДАК.  Для чего все это было создано, и какие проблемы должно решать?

Ну, собственно говоря, ничего нового мы не создавали и аналогичные ассоциации, (мы говорим ассоциации, так как это понятие больше распространено в Европе, нежели некоммерческое партнёрство) или такого рода отраслевые союзы существуют в странах Европы и мира тоже.  

Задачи достаточно просты - это отстаивание интересов независимого рынка на различных уровнях, в том числе на уровне государственных органов. Мы объединяем крупнейших независимых дистрибьюторов автозапчастей, то есть компании, которые импортируют на  рынок запчасти и здесь их продают. Помимо дистрибьюторов в нашу ассоциацию входит целый ряд европейских производителей автозапчастей, таких например как Bosch, Kayaba, Schaeffler, Mann+Hummel, и ряд других компаний. То есть наши цели, которые мы отстаиваем - это интересы независимого рынка, в том числе и в противовес так называемому оригинальному сегменту, где работают автопроизводители и их официальные дилеры.

Изначально это была организация, которая представляла дистрибьюторов, а потом туда влились производители. Но  не секрет, что по некоторым вопросам у дистрибьюторов и производителей достаточно разные позиции, как сочетаются интересы обоих сторон?

Мы, в принципе, не обсуждаем коммерческие вопросы в рамках нашей ассоциации, мы обсуждаем вопросы, которые связаны, так или иначе, с околокоммерческими вещами, а точнее с вещами, которые касаются стабильности и предсказуемости бизнеса как такового. Это касается в частности, технического регулирования вопросов таможенного союза. То, как происходят взаимоотношения бизнес-партнеров теперь, когда существует таможенный союз. Вопросы маркировки продукции. Ведь совсем недавно вся продукция, которая ввозилась в Россию, не была маркирована знаком соответствия РСТ, либо осуществлялась по старым стандартам. Фактически, продукция, которая не маркирована знаком соответствия, подлежит конфискации и не разрешена для продажи, то есть нашей задачей стало необходимость объяснить, что так торговать нельзя. 

Также мы занимаемся вопросами, связанными с Федеральной Антимонопольной Службой (ФАС) – это не в прямом смысле коммерческие вопросы, поскольку мы не обсуждаем территории сбыта, какие-то коммерческие условия сотрудничества между дистрибьютором и производителем. Мы обсуждаем вещи, которые касаются всех участников рынка, и решения которых способствуют упрочнению бизнеса всех участников рынка, как дистрибьюторов, то есть российских импортёров, так и западных производителей.

Вы упомянули ФАС. Скажите, в чём состоят проблемы, которые возникают между ФАС, дистрибьютором и производителем в нашей стране?

На сегодняшний день мы считаем, что те нормы регулирования, которые существуют и регулируют взаимоотношения независимого и оригинальных рынков в Европе, имеют все шансы быть перенесены на Российскую действительность. Конечно, возможно с какими-то оговорками (с какими-то этапами внедрения). Но, так или иначе, мы не видим причин, почему те же самые правила и нормы не могли бы быть перенесены в Россию, при том, что компании (автопроизводители и их дилерские сети) работают на этих же правилах в Европе - причём по всему Евросоюзу, куда входят и Болгария, и Румыния и страны Прибалтики.

В частности, что мы имеем в виду? Мы считаем, что должны быть чётко сформулированы понятия, что такое оригинальная запчасть, что такое запчасть соответствующего качества, какие должны быть правила доступа запчастей с независимого рынка, то есть с рынка так называемых неоригинальных частей на дилерские сети. И должен ли быть такой (на сегодняшний день не существующий) доступ на дилерские сети?

Например, вопрос негарантийного ремонта в течение гарантийного периода (банально, то же самое ТО). На сегодняшний день дилер фактически ограничивает возможности и выбор владельца машины в отношении места ремонта и запчастей, которые должны быть установлены на машину в течение гарантийного периода, я подчёркиваю - на негарантийный ремонт. Сейчас используются только оригинальные запчасти и только у дилера, в то время как в Европе уже какое-то значительное количество лет есть чёткое правило, что негарантийные работы даже в течение гарантийного периода могут производиться на независимых станциях с использованием запчастей с независимого рынка, и это не может быть причиной для снятия автомобиля с гарантии. То есть все вопросы, по которым есть международный опыт, мы считаем необходимо обсудить на уровне РФ и принять те или иные решения.

А как вы добиваетесь от властей принятия того или иного решения?

На сегодняшний день с Государственной Думой мы не работаем, хотя являемся членами общественной организации "Опора России", и через неё можем так или иначе свои инициативы вносить. С помощью "Опоры России" мы считаем, есть возможность те или иные законодательные инициативы выдвигать на рассмотрение. Поэтому, если будет такая необходимость в условиях нашего рынка, мы можем к этому прибегнуть.

Как должна дальше строиться наша работа? Экспертный совет по обсуждению нашего рынка, который был создан  в ФАС, считает, что запчасти должны быть доступны для дилерских станций с независимого рынка, и что  техническая информация должна быть доступна неограниченному количеству компаний - не только дилерам, но и независимым компаниям. Так же, ряд других вопросов, которые будут сформированы у ФАС, будут вынесены на  рассмотрение автопроизводителями и их дилерами.  На основании этого  будут сделаны какие-либо выводы. Если они хотят идти на конфликт с ФАС, тогда они могут ничего не менять и работать так, как они сейчас работают, но тогда ФАС имеет право возбуждать против них дела  о нарушении антимонопольного законодательства, и его позиция будет чётко сформулирована. В данном случае мы можем тоже контролировать, можем обращаться к автопроизводителям, к их дилерам с просьбой предоставить нам, например, доступ к технической информации. 

Наши компании – это дистрибьюторы, которые входят в ассоциацию, могут стремиться продавать неоригинальные запчасти на дилерские сети, но  если от компаний будет получен отказ - значит это тоже прецедент или причина для обращения в ФАС с просьбой проверить и выяснить, почему позиция ФАС не учитывается этими компаниями. И дальше ФАС может уже формировать судебную практику - если судебная практика будет в пользу независимого рынка, то это даже сильнее чем законодательная база, потому что наши суды выносят решения, главным образом основываясь на некотором опыте. 

Вот такие перспективы – с одной стороны это возможность влияния на законодательство со стороны "Опоры России", а с другой стороны судебная практика со стороны ФАС, где мы также можем с ФАС сотрудничать.

Если я правильно вас понял, то вы занимаетесь тем, что осуществляете посредническую деятельность между дистрибьюторами и ФАС. То есть вы передаёте информацию  о проблемах от дистрибьюторов наверх?

Нет, вы знаете, мы некоммерческая организация, в которую входит большое количество дистрибьюторов и они точно так же, как и я, участвуют в работе экспертного совета. То есть мы являемся центральным органом независимого рынка, если можно так сказать. Поэтому наша позиция централизована и согласована со всеми дистрибьюторами, а дальше она передаётся в ФАС. Мы не то, что посредники, мы - одна из некоммерческих общественных организаций, которая представляет интересы некоторого сегмента рынка.

Некоммерческая организация, которая выражает интересы коммерческих организаций. Нет ли тут какого-то противоречия?

Никакого противоречия нет, потому что коммерческие организации преследуют коммерческие цели, то есть извлечение прибыли, а некоммерческие организации создаются не для коммерческих целей, то есть не для извлечения прибыли. Наша организация никакой прибыли не извлекает, а преследует интересы целого сегмента рынка. Точно также можно спросить, почему существует российская ассоциация дилеров авто-компаний, которая тоже является некоммерческой организацией, но представляет интересы всех или практически всех  официальных дилеров России и есть ли здесь противоречие или его нет. В Европе каждая отрасль имеет некоммерческую организацию, каждая без исключения, которая объединяет все коммерческие организации, при этом являясь некоммерческими. Это общепринятая мировая практика представления интересов отрасли или сегмента рынка через вот такие общественные объединения.

Если я правильно понял, то ФАС, в принципе, на вашей стороне?

Я бы сказал, что ФАС на стороне защиты антимонопольного законодательства, то есть в данном случае наши точки зрения совпали и не более того. ФАС отстаивает защиту конкуренции и интересы конечного потребителя, поэтому просто если отчасти или целиком наши интересы совпали, значит они совпали и это хорошо.

А кто является вашими противниками  на этом рынке? Кто отстаивает другую точку зрения?

Я бы сказал так, что есть две стороны, чьи интересы существенно отличаются - автопроизводители и дилерские сети, с одной стороны, и независимые дистрибьюторы запчастей, производители запчастей, независимые станции технического обслуживания, с другой.

Вы боретесь за то, чтобы всё было как в Европе?

Да, мы считаем, что Европейская норма регулирования на нашем рынке является на сегодняшний день максимально либеральной и соответствует интересам всех участников рынка и конечного потребителя в частности. Поэтому мы считаем, что эти нормы в той или иной степени желательно перенести на российскую действительность.

А уже были какие-то случаи, так скажем, побед АДАК, когда удалось что-то отстоять?

Когда мы формировались, одной из основных целей было противодействие так называемому "серому" импорту, то есть завозу запчастей в Россию с занижением таможенной стоимости, это я называю "серым" импортом. В данном вопросе мы достигли очень существенных успехов. Мы фактически вынудили большое количество компаний выстроить прозрачный импорт запчастей, как со стороны иностранных поставщиков, так и со стороны российских компаний. На сегодняшний день очень большая часть запчастей поступает в Россию по "прозрачным, прямым" контрактам, что является одним из самых главных наших достижений.

Как технически это реализовывалось? То есть вы собирали информацию, передавали её куда-то?

Нет, существует большое количество компаний-дистрибьюторов, которые закупают товар, и все эти компании заинтересованы в том, чтобы запчасти поступали по "прозрачным" схемам. Эти компании выставили требования западным производителям, чтобы они со своей стороны наладили контроль поставок своих запчастей в Россию, что отчасти и было сделано. Я не могу сказать, что все западные производители такую работу выстроили, но существенная их часть. Доля поставок "белых" запчастей в Россию существенна, в разы, если не в десятки раз, выросла.

Какая в этом была роль АДАК? Что мешает дистрибьютору обратиться напрямую к производителю и сказать: ребята, "нам не нравится, что вот здесь и там "серые" поставки"?

Потому что, дистрибьютор один, а у поставщика их, допустим, пятьдесят, и если один захотел, а остальные 49 против, то один ничего не добьётся. Поэтому к поставщику обращается группа крупнейших компаний рынка, и тогда у поставщика есть выбор прислушаться к лидерам рынка и пойти наперекор, при этом имея существенные риски и потери по обороту. То есть, позиция АДАК в том, чтобы бизнес был "белым", "прозрачным" и законным. Это должно быть донесено всем западным компаниям и чтобы они решали, считают ли они, что бизнес должен быть "белым" и "прозрачным", либо не считают. В большей своей части западные компании считают, что бизнес должен быть законным, поэтому они нас поддержали в этом смысле и выстроили работу на равных условиях для всех своих дистрибьюторов.

Нет ли в этом противоречия? То есть получается западные компании (известные европейские и мировые бренды) играют в мире по одним правилам, а в России пытаются играть по другим правилам - занимаются "серым" импортом и только когда их "прижучат" они готовы идти на уступки?

У западных производителей есть клиенты в России, которые закупают и забирают товар на складах поставщика. Как именно происходит таможенная "очистка", компания не обязана отчитываться прямому поставщику. Когда мы начали диалог с западными компаниями, они даже не знали о существовании такой ситуации, потому что не разбирались в тех особенностях, как в России строится бизнес. Поэтому когда они узнали, что мы хотим выстроить "белый" бизнес для всех участников, большее их количество нас поддержало и они сказали, что мы заинтересованы в стабильности и предсказуемости бизнеса и поэтому мы на вашей стороне. Здесь нет никакого противоречия, и они со своей стороны закон не нарушают и не занимаются таможенной очисткой своих товаров в России. 

Есть  компании, например Bosch,  которые имеют в Москве склад и сами осуществляют таможенную "очистк"у, не нарушая при этом законодательства, то есть по "белому", а те компании, которые не занимаются таможенной "очисткой" и отдали это на откуп своим Российским клиентам -  те не контролировали никогда этот процесс и знать не знали, как это осуществляется, поэтому никакого противоречия нет. Компания просто продала товар, и какова его дальнейшая судьба она не контролирует.

У вас есть какие-то цифры по объёму "серого" импорта до и после начала работы АДАК над этой проблемой?

Цифры эти есть, но я не могу их вам озвучить, потому что это не официальная статистика, а просто наши неформальные оценки. Мы не можем получить доступ к таможенной базе, выяснить эти цифры, проанализировать ситуацию и выдать точную статистику, поэтому всё, что я бы не назвал, это была бы моя оценка и я бы воздержался от такого комментария.

Вы можете дать хотя бы свою  экспертную оценку?

Я могу сказать, что можно разделить запчасти на оригинальные и неоригинальные. Что касается неоригинальных запчастей, то процентов на 60 на сегодняшний день, это "белые" поставки. Что касается оригинальных запчастей, то ситуация примерно такая же – около 60% "белого" импорта и соответственно 40% "серого".

Тогда какими эти цифры были раньше?

Раньше было очень мало "официальных" запчастей: около 15-20%.

"Серый" импорт - это одна из проблем, в решении которой удалось достичь каких-либо успехов. Что ещё?

Мы занимаемся анализом динамики рынка, его развития, как с точки зрения динамики по объёму рынка (есть некая программа, которая позволяет фиксировать динамику изменения рынка по запчастям), так и по средним отраслевым показателям, то есть оценка эффективности бизнеса компаний, занимающихся дистрибьюцией запчастей. Эта программа существует у нас уже несколько лет и позволяет каждой компании, которая является подписчиком или участником этой программы, её оценить. Насколько бизнес этой отдельно взятой компании соответствует отраслевым нормам, либо не соответствует. Это ещё одна из программ, которой мы занимаемся.

То есть, получается, вы оказываете информационные услуги?

Да, безусловно, это некая такая подсказка всем компаниям о том, как вести свой бизнес. Там есть некоторые средние отраслевые нормы и вы можете по каждому критерию, которые мы определили как важные для собственников, для управленцев бизнеса, сравнить свои цифры и средние значения по отрасли. Вы можете сравнить эти данные и понять насколько эффективно или неэффективно построены те или иные бизнес операции.

А каково сейчас число участников АДАК? И каково это значение в процентном соотношении к общей численности рынка?

На сегодняшний день имеется 31 компания. Помимо дистрибьюторов входят ещё поставщики, поэтому нельзя сравнивать поставщиков и дистрибьюторов с общей численностью по рынку. Можно оценить долю только дистрибьюторов, так как поставщиков не очень много (11 компаний). Остальными членами являются дистрибьюторы и если брать долю дистрибьюторов на российском рынке, то по нашей оценке это около 50%.

Вы как-то работаете над тем, чтобы захватить "всю долю"? Чтобы все компании, которые присутствуют на рынке, состояли в вашей ассоциации?

Долю рынка мы не захватываем. Мы преследуем другую цель – мы открытая организация и приглашаем всех дистрибьюторов, работающих на этом рынке, стать членами нашей организации, именно для того, чтобы "вес" нашей организации был максимально высоким и чтобы мы могли не только представлять какую-то часть рынка, а представлять его большинство. Мы из года в год увеличиваем количество наших членов  -  в прошлом году вступили новые дистрибьюторы, в этом году уже вступили две новые компании-дистрибьютора. Поэтому рост постепенно идёт, но есть понимание того, что интересы не всех компаний совпадают, как, например, с точки зрения "белого, прозрачного" бизнеса.

Есть компании, которые не поддерживают наших инициатив и, с точки зрения таможенного регулирования, а есть компании, которые просто говорят, что они против нас, как говорится "очно" и мы будем всячески упираться, чтобы бизнес образно говоря, был "серым". А те компании, которые чётко понимают, что это единственный способ развития бизнеса, которых большинство, и большинство находится в рамках нашей организации.

Как вы считаете, компании, которые не принимают участия в вашей организации,  что-нибудь теряют глобально?

Глобально может быть они ничего и не теряют, но они не получают информацию, которой владеем мы, они не принимают участия в наших действиях, которые мы предпринимаем, чтобы выстроить цивилизованный рынок. Из-за этого у них повышаются риски. Если они находятся в неком информационном вакууме, то у них повышаются риски от того, что наши действия могут каким-то образом им навредить. Поэтому на сегодняшний день, в ежедневной своей работе они ничего глобально не теряют, но находясь в таком вакууме, в перспективе они могут потерять очень многое.

Мы говорили о "сером" импорте, говорили об отношениях с ФАС, какие ещё на ваш взгляд достаточно серьёзные проблемы присутствуют на этом рынке? Проблемы именно у дистрибьюторов и производителей? С чем ещё вы планируете работать в ближайшее время?

Одна из наших задач - пытаться противодействовать подделкам. У нас есть планы по проведению кампаний, по объяснению, что такое подделка, как постараться выявить подделку с привлечением, как производителей запчастей, так и дистрибьюторов и станций ТО, донести эту информацию и до конечного потребителя.

То есть, грубо говоря, это пропаганда и информационная поддержка на предмет того, что такое  вообще есть "настоящее, оригинально сделанное" и что  есть "пиратское"?

Да, именно это и имеется в виду, тем более что эта проблема существенно обостриться в связи с тем, что Казахстан вошёл в таможенный союз, а граница Казахстана с Китаем достаточно условна, поэтому подделки через Казахстан могут существенно протечь на наш рынок. В перспективе эта проблема может стать очень серьёзной.

Есть большое количество предпринимателей, которые заинтересованы в наживе. Думаю, что это будут некоторые предприниматели, не какие-либо крупные компании, а именно предприниматели, которые будут выводить теми или иными способами, через Казахстан, через другие регионы, в том числе и регионы России,  эту продукцию на рынок. Осуществляться это будет через магазины запчастей, но в большей степени через рынки запчастей, которые существуют почти во всех городах, где существует наиболее высокая вероятность найти какую-то подделку. Какими именно каналами они будут пользоваться, я точно не могу сказать. На мой взгляд, это в первую очередь рынки.

А для дистрибьютора не может так случиться, что подделками торговать даже выгоднее, поскольку они стоят дешевле, ломаются чаще и их чаще покупают?

Нет, дистрибьюторам это не выгодно, потому что если на сегодняшний день доля подделок не существенная, то представим себе, что какой-то дистрибьютор реализует продукцию Bosch, и тут на рынке появляется огромное количество подделок и в конечном итоге конечные потребители перестанут покупать продукцию Bosch именно по причине подделок, и начнут покупать "неподдельный" товар, более качественный другой товарной марки у другого дистрибьютора. Если на сегодняшний день вы можете продать большое количество товара, потому что он часто выходит из строя и стоит дешевле (поскольку он поддельный), то через полгода вы вообще не сможете ничего продать, потому что все будут от него отказываться и покупать у Ваших конкурентов не поддельный товар.

По вашей оценке, какая часть рынка запчастей состоит из поддельных товаров?

Это доля очень мала, буквально несколько процентов в лучшем случае. Я бы сказал, что доля подделок не существенна.

Вы ожидаете, что эта доля увеличится со временем?

Мы видим риск того, что эта доля может увеличиться именно по той причине, что создан таможенный союз, прежде всего с Казахстаном, а граница Казахстана и Китая достаточно размыта и иллюзорна. Поэтому есть риски того, что через эту страну потечёт поток поддельных запчастей и это вполне возможно.

Как будет решаться вопрос с подделками именно в юридическом плане? Возможно какое-то уголовное преследование компаний, которые занимаются их распространением?

Если нам удастся выявить компании, занимающиеся подделками, возможно и уголовное преследование таких компаний. Поэтому в случае, если мы выявим такие компании, то мы будем стараться довести дело до финального конца, именно поэтому в нашу компанию входят ещё и производители. Дело в том, что подделывают именно их продукцию, а они являются правообладателями и если мы с помощью них, с помощью правоохранительных органов будем выявлять такие компании, которые подделывают их продукцию, то, безусловно, мы будем доводить дело до суда.

Что ж, мы надеемся, у вас все это удачно получится на радость всем честным участникам рынка. Мы вам этого совершенно искренне желаем и благодарим за то, что нашли время побеседовать с нами. Всего доброго!

Понравилось?

Интервью